Позвоните сегодня для бесплатной консультации 8 909 315 42 77  
[an error occurred while processing the directive]

Жили-были дети

Жил-был мальчик. И детство у него было счастливое до тех самых пор, пока у него не убили маму.
А папа начал пить. А мальчик начал бегать по вокзалам и автозаправочным станциям. В 12 лет его поймали сотрудники милиции и сдали в детский дом. Он воспитывался там до 9 класса, пока не поступил в ПТУ № 40, на специальность каменщика.
Когда мальчику исполнилось 17 лет, он пришёл в свою квартиру на ул. Кулакова и обнаружил, что там живут совершенно другие люди. Соседи сказали, что к его отцу постоянно кто-то ходил, поил его спиртными напитками, а потом и вовсе выкинул из квартиры. С тех пор отец стал бомжом, и судьба его неизвестна.
Попытки мальчика узнать о судьбе своей квартиры закончились тем, что прямо у подъезда его встретили три крепких дядьки. Они погрузили его в машину, отвезли на 
Аллею Здоровья и очень сильно побили. Удары сопровождались словами: «Ты чего свой нос суёшь?» И он пролежал 2 недели в больнице.
Юность мальчика прошла в учреждении, которое называется общежитием для одиноких. В его распоряжение была предоставлена комната на 18 кв. м, в которой жили ещё три человека. Общая кухня на весь этаж, общий душ и общий туалет.
В 2001 г. он уехал в Москву на заработки. А когда вернулся, комендант общежития сообщил, что мальчик больше не значится в списках. Где он будет жить дальше – никого не волновало.
Мальчик никогда и не думал, будто ему что-то должны. Последние 15 лет он полагал, что квартиру его мамы отняли бандиты.
А в прошлом году ему вдруг понадобилась справка об окончании училища. И только тогда он узнал, что государство должно было дать ему квартиру. Этого требует федеральное законодательство.
Так начался суд, объективный и самый гуманный.
* * *
Государство заботится о каждом из нас.
В каждом деле ребёнка, который поступает в детский дом, хранится архивная справка. Она гласит: такой-то малыш прибыл в детский дом в такую-то дату. Сообщаем в Министерство образования Пензенской области, что он не имеет жилплощади, а значит, его необходимо включить в список граждан, которые нуждаются в получении жилья.
То же самое сообщается в ходатайстве ПТУ, которое является его опекуном. Это делается для того, чтобы сирота, который достиг 18 лет, не оказался бомжом.
Наш герой не оказался бомжом. Однако продолжал оставаться гражданином Российской Федерации. Летом 2015 г. он обратился в Ленинский районный суд г. Пензы с просьбой о защите своих прав.
Надо отметить, что он был не первый.
3 сентября 2015 г. судья Юлия Андрианова вынесла решение в пользу детдомовца, который учился в том же самом ПТУ № 40.  Уже в январе сего года он получил квартиру в новом доме на Шуисте. Об этом рассказали по телевизору, с упоминанием имени губернатора Ивана Белозерцева.
А ещё через некоторое время такое же решение в пользу нашего героя вынес судья Селивёрстов. Он обязал Администрацию г. Пензы выделить квартиру из специального жилого фонда.

 

novozhenov


Проблема лишь в том, что квартиру ему не дали. Администрация г. Пензы вдруг вспомнила, что её представитель не присутствовал на заседаниях суда. В связи с чем подала заявление об отмене заочного решения. Дескать, она не была извещена о дате рассмотрения дела в суде.
Как следует из материалов дела, которое уже направлено в Пензенский областной суд, такая же коллизия случилась с заявлениями ещё четверых детдомовцев из ПТУ № 40.
Говорит адвокат Александр Новоженов:
«Их иски были поданы в 2015 г. После отмены заочных решений все они объединены в одно дело и теперь идут впятером. 
По сути, там одинаковые иски, одинаковый адвокат, то же самое ходатайство ПТУ № 40 о постановке воспитанников детских домов на получение жилья. 
Ситуации, в принципе, одинаковые. Только судья другой.
Пять человек, которые учились в ПТУ № 40, подали 5 исковых заявлений. По каждому из них было минимум 2-3 заседания. И вдруг Администрация г. Пензы заявила, что не была извещена о месте и времени судебного заседания. То есть в общей сложности администрация не была извещена как минимум от 10 до 15 раз.
В соответствии с Гражданско-процессуальным кодексом, заочное решение суда подлежит отмене только в том случае, если неявка ответчика в судебное заседание была вызвана уважительными причинами. Как юридическое лицо, в котором работают десятки человек, не могла отправить представителя по доверенности? Откуда набралось столько уважительных причин?
Однако судья вообще не затрагивает эту тему в своём определении – он просто отменяет, и всё. По всем пятерым. А потом их объединяют в одно производство».
18 февраля 2016 г. судья Селивёрстов вынес новое решение.
По словам Александра Новоженова, оно «слово в слово совпадает с заочным решением. Та же канва, те же законы, ничего не добавляется и не убавляется. Изменяется только вывод: при таких обстоятельствах заявленные исковые требования не подлежат удовлетворению».
* * *
Примечательно, что за день до этого, 17 февраля 2016 г., судья Юлия Андрианова огласила решение по иску ещё одного детдомовца.
Александр Новоженов: «При тех же обстоятельствах она вынесла диаметрально противоположное решение, которое не отменено областным судом. Совсем скоро этому человеку дадут квартиру либо на Шуисте, либо в Арбекове. То есть в одном и том же суде, на одном и том же участке времени, на один и тот же иск существуют две разных законности».
Александр Новоженов напоминает, что в 2012 г. в Кузнецком районе в защиту сирот выступил сознательный прокурор. И он сослался на те же самые обстоятельства: что органы власти, согласно федеральному закону, должны вести учёт всех детдомовцев, заблаговременно формировать фонды и обеспечивать их жильём. 
«Орган власти в лице Министерства образования должен вести постоянный учёт и делать всё для того, чтобы ребёнок не выпал из списка, – говорит адвокат Новоженов. – Со стороны детских домов и ПТУ № 40 всё было соблюдено. Они довели до администрации информацию про детдомовцев, которых нужно обеспечить жильём. Скорее всего под них брали деньги, которые поступали из местного и федерального бюджетов. 
Вопрос: куда ушли эти деньги на самом деле? Два человека, которые отвечали за их распределение, уже не работают в мэрии. Один из них сидит в тюрьме, а другого убрали с должности за то, что его годовой доход оказался чрезмерно большим».
24 мая судьба пяти сирот решится в апелляционной коллегии Пензенского областного суда.
Каким образом бандиты, которые в 90-е годы захватили квартиру нашего героя, смогли её зарегистрировать и продать?
Куда смотрел орган опеки и попечительства? И для чего он вообще существует: для защиты прав ребенка или для того, чтобы урвать у детей?
Есть ли деньги в фонде специального жилья для детей-сирот?
Или этот фонд давно разворован?
по материалам издания Улица Московская.2019-07-11